Могилы М. П. Мусоргского и А. П. Бородина. Опровержение

В газете «Комсомольская правда» за 2-3 апреля 2021 года (№35/36-с) на странице 11 была опубликована статья Н. Герасимова «Мусоргский похоронен рядом с автобусной остановкой, а Малевич у жилого комплекса», содержащая ряд высказываний, касающихся надгробных памятников А. П. Бородину и М. П. Мусоргскому, входящих в собрание Государственного музея городской скульптуры. В частности, в тексте статьи утверждается следующее: «По распространённой версии, приблизительно над телами Мусоргского и Бородина – автобусная остановка. По версии журналиста Андрея Караулова и певца Евгения Нестеренко, проводивших свои расследования, всё ещё хуже. Могилы всё же остались на кладбище, только Мусоргский находился под пешеходной дорожкой, а Бородин – где-то в кустах. А потом на этом месте начали проводить теплотрассу, в ходе которой прах великих композиторов просто выбросили…». Обе приведённые выше «версии» содержат грубые фактические ошибки, вследствие чего наносят вред репутации Государственного музея городской скульптуры. Музей считает необходимым выступить с их опровержением.

Действительно, выдающиеся композиторы Модест Петрович Мусоргский (1839-1881) и Александр Порфирьевич Бородин (1833-1887) были похоронены на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры, которое в 1935–1937 гг. было перепланировано и реконструировано в Некрополь мастеров искусств, сохраняемый ныне Государственным музеем городской скульптуры. Однако, ни в рамках данной реконструкции, ни в более поздний период, внешние границы Некрополя не изменялись и на сегодняшний день аналогичны границам исторического Тихвинского кладбища, что подтверждается сравнением современных и дореволюционных планов площади Александра Невского. Таким образом, могилы М. П. Мусоргского и А. П. Бородина никаким образом не могли оказаться вне пределов территории, на которой они располагались изначально.  

Кроме того, следует отметить, что единственная на площади Александра Невского автобусная остановка исторически примыкает не к Некрополю мастеров искусств, а к соседнему Некрополю XVIII века (бывшее Лазаревское кладбище). Следовательно, оказаться «под ней» могилы М. П. Мусоргского и А. П. Бородина не могли тем более.

В ходе реконструкции 1935–1937 гг. положение надгробных памятников композиторам действительно было изменено, но крайне незначительно: оба надгробия были повёрнуты вокруг своей оси примерно на 90 градусов к западу. Кроме того, надгробие М. П. Мусоргского было сдвинуто приблизительно на 1,5 метра на юго-восток, т. е. перемещено в границах подземной части захоронения. Таким образом, оба надгробия композиторов в настоящее время расположены непосредственно над их захоронениями. Эта информация подтверждается имеющимися в распоряжении Музея архивными материалами и результатами радиолокационного обследования, проведённого в 2013 году. Упоминаемая в статье газеты «Комсомольская правда» теплотрасса действительно пролегает под Композиторской дорожкой Некрополя мастеров искусств, но на удалении не менее 0,5 метра от захоронений,  что также подтверждается результатами радиолокационного обследования 2013 года.

В заключение хотелось бы указать на ещё один печальный факт. В статье газеты «Комсомольская правда» с ошибкой приведена фамилия многолетнего сотрудника Государственного музея городской скульптуры, известного петербургского историка и краеведа, одного из крупнейших специалистов по истории кладбищ Санкт-Петербурга – Юрия Минаевича Пирютко.

Меню

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: